Святой Беат и дракон

Главная » Статьи » Сказки » Швейцарские сказки » Святой Беат и дракон

Святой Беат и дракон

Святой Беат и дракон

Давным-давно в Британии жил один богатый человек, и был у него сын по имени Светоний. Отец очень хотел, чтобы наследник его получил хорошее образование, и в один прекрасный день отправил он юношу в просвещенный Рим познавать науки и искусства. В Риме тогда правил император Клавдий, который любил раздавать права римского гражданства талантливым провинциалам. Благодаря своему старанию и уму Светоний приобрел в Риме могущественных покровителей. Они-то и представили его божественному императору. Молодой иностранец — красивый, образованный, с прекрасным чувством юмора — понравился Клавдию. Юноше был предложен высокий пост при дворе. Все говорило о том, что в скором времени этот счастливчик станет знатным римлянином. Но ничего подобного не случилось…
Однажды Светоний возвращался с веселого пира домой. Всходило солнце, начинался новый беспокойный день. Хлопали двери, лаяли собаки, квохтали куры, раздавались пронзительные голоса мелких торговцев, поваров, подметальщиков, нищих и попрошаек. Молодой человек, утомленный ночным весельем, мечтал поскорее добраться до дому, закрыть накрепко все окна и улечься спать.
Вдруг на пути пошатывающегося от вина Светония оказался бедно одетый старик. Не успев посторониться, он ненароком столкнулся с юношей, и тот, разозлившись, грубо его обругал. Старик в ответ улыбнулся и сказал:
— Мир тебе, добрый человек!
Светоний почувствовал угрызения совести. Он попросил прощения у незнакомца и стал его расспрашивать о жизни. Оказалось, что бедняк, отвечающий на оскорбления и ругательства добрыми пожеланиями, — христианин, последователь апостола Петра. Светоний давно уже хотел познакомиться со знаменитым учеником Иисуса Христа, и сейчас ему неожиданным образом представилась такая возможность. Он попросил христианина отвести его к своему пастырю.
Апостол Петр открыл глаза Светонию на многое… Молодой британец понял, что прежняя жизнь его с пирами, забавами, мечтами о славе и богатстве была пустой и бессмысленной. Он решил уйти от мирской суеты, посвятив себя служению Господу. Светоний крестился и получил новое имя — Беат.
Беат стал жить в христианской общине. Он очень изменился. Кто из прежних друзей узнал бы в этом худом, бородатом, молчаливом и скромном человеке тщеславного и утонченного любимца патрициев?
Однажды Беат задумал отправиться в дальние страны, чтобы проповедовать Слово Божие. Апостол Петр посоветовал ему пойти к гельвéтам, которые жили в альпийских горах и поклонялись мрачным и кровожадным богам, олицетворявшим силы природы.
Долгий путь проделал Беат. Из прекрасной страны с зелеными холмами, спокойными реками, виноградниками и оливковыми рощами он пришел в дикий край, где громоздились серые скалы, горные вершины были покрыты снегом, потоки ледяной воды срывались с уступов и с грохотом обрушивались на землю.
Гельветы приветливо встретили усталого путника. Со свойственным им великодушием они предложили ему пожить среди них, дали теплую одежду, пищу и кров. Но как только Беат стал рассказывать язычникам о Пресвятой Троице, о Сыне Божием и об ангелах небесных, как только он предложил им креститься и принять заповеди Христовы, отношение горцев к гостю переменилось. Жители Альп боялись своих богов. Их жрецы, друиды, только и думали о том, как бы не прогневить могущественных кумиров. Каждый день они приносили им жертвы. В священных дубовых рощах перед идолами порой проливалась даже человеческая кровь. Увидев, что Беат восстает против старинных владык огня, воды, земли и воздуха, гельветы испугались не на шутку. Они решили, что, мстительные духи разрушат молниями их жилища или же нашлют на домашний скот какую-нибудь болезнь, если пришельцу будет позволено проповедовать новую веру. И гельветы прогнали христианина.
— Еще раз приблизишься к нашим селениям, будешь тут же убит! — сказали они ему.
Беат брел по берегу озера Тун, окруженного высокими скалами. Было очень холодно. Разыгралась вьюга. Дул пронзительный ветер, снег слепил глаза и не давал вздохнуть. Смерть грозила в этой ледяной пустыне бездомному человеку. Однако Беат не отчаивался. Опираясь на посох, он шел вперед и пел:
Господь — свет мой и спасение мое: кого мне бояться?
Господь — крепость жизни моей: кого мне страшиться?
Вскоре Беат заметил в заснеженной скале широкую трещину. Надеясь укрыться от непогоды среди камней, Беат проскользнул в нее и неожиданно оказался в большой пещере.
— Слава Богу! Я спасен! — сказал он и лег на сухой песок.
Беат смотрел на каменные своды своего убежища, на причудливые сталактиты, которые грузно нависали над головой, и слушал завывания ветра.
— Господи, что же мне делать? Как дальше жить? Вернуться в Рим, остаться здесь или идти куда глаза глядят? — бормотал Беат.
Его глаза слипались, и вот уже сон теплой волной подобрался к нему, как внезапно в глубине пещеры послышался какой-то странный шум… Беат вскочил на ноги и прижался спиной к стене. Он увидел, как в темноте вдруг зажглись два огня и появились очертания огромного тела. Запахло чем-то гадким, раздался дикий рев, и через мгновение перед изумленным Беатом появился настоящий дракон! Дракон был покрыт блестящей чешуей, на спине у него были большие перепончатые крылья, а на лапах грозные когти. Красные глаза его метали искры, из пасти вырывалось огненное дыхание. Испокон веков дракон хозяйничал в этой пещере. Никто из смертных не осмеливался переступить ее порог, и теперь разъяренное чудовище вознамерилось разорвать на части и сожрать незваного гостя.
Беат с грустью посмотрел на зверя и сказал ему:
— Братец дракон, уступи мне свою пещеру! Люди гонят меня и мне негде укрыться от ветра и снега!
И тут случилось чудо. Страшный дракон улегся у ног Беата и свернулся вокруг него сверкающим теплым кольцом.
Беат стал жить в драконовой пещере. Пока была зима, новый друг добывал ему в озерных глубинах вкусную рыбу. А с наступлением весны, когда Беат уже сам смог находить себе пропитание, дракон покинул его. Он ушел на дно Туна, и с тех пор это дивное существо никто не встречал.
Жители деревень, расположенных вокруг озера, сразу заметили, что дракон исчез. Гельветы считали дракона древним божеством, владыкой Туна и прилегающих к нему земель, и всячески старались его задобрить. Они позволяли ему воровать их домашний скот и нередко сами приводили к его пещере овец и коров, которых прожорливое чудище тут же заглатывало целиком.
— Кто же прогнал дракона? — спрашивали друг друга рыбаки и пастухи, недоуменно пожимая плечами.
Как-то раз, ясным солнечным днем, маленький сын рыбака пробрался к пещере дракона и с любопытством туда заглянул. Страшного крылатого существа там не было и в помине, а вместо него на песке сидел бородатый мужчина, который ласково улыбнулся мальчику и дал ему вырезанный из дерева крестик. Сын рыбака вернулся в деревню и всем рассказал об увиденном. Люди сразу догадались, что в логове дракона живет Беат, христианин, который проповедовал им новую веру. Неразумные гельветы подумали, что пришелец погубил дракона, дабы самому стать хозяином озера. В страхе они решили пойти к нему на поклон, просить милости, но неожиданно на их скот напала странная болезнь, а над землей пронеслась буря, разрушившая множество домов. И тогда друиды сказали:
— Духи разгневаны тем, что Беат занял место дракона, и теперь они жаждут мести!
Язычники вознамерились убить Беата. Но как сразить великого воина, который смог побороть самого дракона? В поход против Беата собралась целая армия. Гельветы, вооружившись мечами, копьями, луками и топорами, сели в лодки и поплыли по озеру к драконовой пещере.
Беат сидел на берегу Туна. Он глядел, как весело бегут облака по синему небу, как пляшут на воде солнечные блики, как ясно отражаются в ее зеркальной глади скалы и деревья, и благодарил Господа Бога за то, что Он создал мир таким красивым. Но набежали тучи, стал накрапывать дождь. Подул сильный ветер, и вдруг, откуда ни возьмись, вдали показалось множество больших и маленьких лодок, которые плыли прямо к тому месту, где находилось убежище нашего отшельника. Беат встал.
Завидев христианина, гельветы гневно закричали. Вражеская флотилия быстро приближалась к берегу. Десятки сильных рук подняли луки, натянули тетивы, и смертоносные стрелы полетели в сторону одиноко стоящего человека.
— За что вы хотите убить меня? Разве я сделал вам что-нибудь дурное? — вопрошал Беат язычников, но те, не слыша ничего, кроме собственных воплей, продолжали стрелять в него и вот уже достали свои мечи, горя желанием изрубить на куски его тело. Беат смотрел на искаженные злобой лица язычников. Как ему хотелось, чтобы они перестали его бояться и ненавидеть!
— Успокойтесь и выслушайте меня! Я не враг. Я принес добрую весть! — кричал он гельветам, но они не обращали на его слова никакого внимания.
Тем временем стало быстро темнеть, грохнул гром, на поверхности озера появились волны. Но даже надвигающаяся гроза не могла остановить разъяренных язычников. Смерть опять грозила Беату на берегу озера Тун. Однако отшельник был спокоен. Он верил, что Господь вновь избавит его от гибели.
— Если будут наступать на меня злодеи, противники и враги мои, чтобы пожрать плоть мою, то они сами преткнутся и падут. Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться, — тихо говорил Беат.
Вдруг в черном небе вспыхнула яркая молния, и в ту же минуту поверхность озера между берегом и лодками гельветов превратилась в огненную пелену. Вода горела! Язычники в ужасе закричали. Они решили, что это Беат поджег Тун, и теперь умоляли его сжалиться над ними и погасить страшный пожар. Беат и сам был изумлен. Он ждал чуда, но уж никак не предполагал, что оно будет столь удивительным. Беат принялся усердно молиться, чтобы погас огонь. Через несколько минут языки пламени опустились и затем исчезли.
Гельветы стали благодарить христианина за то, что он избавил их от страшной гибели. Они просили у Беата прощения и обещали, что никогда больше против него не пойдут. Наконец-то Беат смог рассказать им о Спасителе. Прямо на берегу озера Тун он начал проповедовать гельветам Слово Божие и учить их жить в мире и любви.
Некоторые ученые утверждают, что в тот знаменательный день поверхность Туна загорелась не от какого-то вмешательства свыше, а просто от того, что в озеро впадали ручьи, воды которых были насыщены нефтью. Вода, как известно, притягивает электричество. Во время грозы молния ударила в озеро, и покрытая нефтяной пленкой поверхность Туна внезапно загорелась… Вы верите такому объяснению пожара на озере? Я — нет. Ведь если даже в водах озера Тун и была нефть, готовая загореться от сильного электрического разряда, то появление ослепительной молнии в тот грозный час, когда гельветы решили расправиться с Беатом, могло ли быть просто счастливым совпадением?



Вам может быть интересно:
Удачная ошибка
Афанди похвастался
Следует ли соблюдать пост
Заяц, косач, медведь и дед мороз
Зайчик
Категория: Швейцарские сказки
Просмотров: 409