Мэргэн Зорикто

Главная » Сказки » Бурятские сказки » Мэргэн Зорикто
Мэргэн Зорикто

Мэргэн Зорикто

В старое, давнее время недалеко от Байкала жил богатый-пребогатый бурят по имени Сарай. Когда стала его одолевать старость, он позвал к себе в юрту жену-красавицу Долгор и спрашивает ее:
— Как же мы будем дальше без детей жить? Кому наше богатство достанется? Кто нам подаст чашку чая, когда мы с тобой захвораем?
— То верно, — отвечает красавица Долгор. — Худо без детей, ой как худо. Умрем, и некому даже глаз нам закрыть.
Попечалился Сарай вместе с Долгор, подумал и говорит:
— Нет большего счастья, чем иметь детей. Чем же мы прогневали бурхана, что обделил он нас? Богатство, что мы имеем, от трудов наших идет, кругом степи и горы богаты травой, растет скот не по дням, а по часам.
(Бурхан — дословно: бог, всевышний. (Здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, примечания составителя.))
Долго горевал богач, много ночей не спала красавица Долгор. Узнав о горе богача, бедный сосед пришел и посоветовал:
— Не тужите, все уладится. Принесу я вам из лесу такую траву, что от нее старый становится молодым, а бездетные большой семьей обзаводятся.
Обрадовался богач. Даже слезы выступили.
— Половину состояния тебе отдам, если твои слова сбудутся.
— Ничего мне от тебя не надо, Сарай, только выполни мой совет: пей ту траву, что я принесу, три раза в сутки, и у тебя будут дети на загляденье.
Ждет не дождется старый Сарай соседа с травой. Наконец сосед приходит и отдает ему пучок травы, которой богач в своих родных местах никогда не видел. Много ли времени прошло, мало ли минуло, никто не помнит. Только в один прекрасный день красавица Долгор разродилась и принесла сына. Потом — второго и третьего. Жили сыновья в довольстве, росли скоро.
Время быстро летит, прошло несколько лет, и сыновья стали взрослыми. Не нарадуется на них отец, а о матери и говорить нечего. Только и разговору, что о сыновьях. Подошли дни, когда двух старших уже женить надо. Пустились они по улусам и нашли себе таких жен, что ни в сказке сказать ни пером описать, одна красивее другой, обе такие мастерицы на все руки, что все одноулусники Сарая удивлялись, как можно было найти красавиц и мастериц, каких мало на белом свете. Унты сошьют — хоть год по степи и тайге броди — ни за что не износишь, рукавицы стачают так, что тепло не выпускают, а шубу скроят всем на удивление: в горах не замерзнешь, на льду Байкала ночуешь, как в теплой юрте. Всему этому тоже рад старый богач, а вместе с ним радуется и красавица Долгор. Только одно ее печалит, что младший сын, которого со дня рождения нарекли Мэргэном Зорикто, будто умом слаб, говорит мало, все больше молчит. От братьев старших стороной держится, старается на глаза меньше попадать. Все это заметила мать давно, да все боится сказать старому Сараю, вдруг он скажет, что плохо выносила его в утробе, раз от рождения такой. Вот как-то старый Сарай подозвал к себе Долгор и спрашивает:
(Улус — здесь: удел князя.)
— Чего ты все время хмурой ходишь? Может, горе на душе есть, скажи?
— Нет у меня никакого горя, — скрывая от мужа правду, сказала Долгор и отвернулась.
— Твое горе — мое горе, — сказал Сарай. — Может, я тебя чем обидел, ведь уставшему коню и уздечка в тягость.
Посмотрела на своего Сарая красавица Долгор, ничего не сказала и пошла прочь. Не по нраву пришлось это Сараю. Вернул он Долгор и спрашивает:
— Скажи мне, Долгор, правду ли я думаю, что младший сын наш дурак, или только прикидывается дураком?
— Не знаю, Сарай, не мастерица я пытать чужой ум.
Через день подзывает к себе Сарай младшего сына Мэргзна Зорикто и говорит ему:
— Вот тебе, сын мой, деньги, иди в город и купи себе чего хочешь.
— Ладно, схожу, — ответил Зорикто и сразу же направился в город.
Пошел Зорикто в город не торопясь. Где кустик увидит, остановится, посмотрит и дальше путь держит. Подолгу сидел он у ручейков, любуясь, как вода переливается на камнях, как маленькие рыбки в погоне за пищей снуют с быстротою пули. Все это очень интересно Зорикто. Увидит высокую толстую лиственницу и на нее заглянет. Любопытный он был, а спросить не у кого: почему лиственница растет до самого неба, почему береза белая и так соку в ней много, почему кедрач не везде растет, а только в стороне от жилых мест. Чем и как звери живут, почему птицы летают, а он вот, Зорикто, только по земле умеет ходить.
Так в думах да раздумьях Зорикто дошел до города. Зашел он в одну лавку, ничего не купил, заглянул в другую, тоже ничего подходящего не нашел, и подался он на базар. Тут народу видимо-невидимо, всё больше продают, а не покупают. В такой толпе и заблудиться можно; хуже, чем в тайге. Походил, походил Зорикто, потолкался и пошел домой ни с чем. Приходит к отцу с матерью, ложится спать и спит больше суток. Умаялся дорогой, шутка ли, пешком в город сходить. Проснулся Зорикто, отец его спрашивает:
— Чем порадуешь старика, что купил?
— Ничего не купил, — отвечает Зорикто.
— Зачем же ты тогда ноги ломал?
— Искал бурхана, не нашел, вот и пустым пришел домой. Кроме бурхана, мне ничего не надо.
— А знаешь ли ты, что такое бурхан? — спросил отец сына.
Ничего не сказал Зорикто, он только надел шапку, попрощался с отцом и сказал:
— Ну, отец, будь здоров, счастливо тебе оставаться. Мне пора в путь-дорогу, пойду себя покажу, людей посмотрю.
Вышел Зорикто из юрты, посмотрел на четыре стороны и пошел, откуда солнце восходит. Отец вслед ему сказал:
— Найдешь бурхана — покажи мне.
Тогда еще о бурханах буряты ничего не знали, не видали, что собой они представляют.
— Найду — обязательно покажу, — обернувшись к отцу, ответил Зорикто. Долго шел Зорикто на восток, потом повернул на запад. Пока он шел, одноулусники смеялись и говорили, что Зорикто настоящий дурак, ни с того ни с сего вздумал искать бурхана. Кому нужен этот бурхан и есть ли он на свете? Так потешались над Зорикто долго, пока не забыли, что такой есть на свете. А Зорикто тем временем идет себе и идет, не зная отдыха, не ведая печали. Заблудиться он не мог, он умел читать звезды, знал, как солнце поворачивается, когда оно на запад идет, от востока начиная свой путь.
Через несколько дней пути он видит — перед ним стоит плохонькая юрта, а около нее девушка. Как только девушка заприметила юношу, сразу же вошла обратно в юрту. Остановился Зорикто, поглядел, как из юрты дым идет и под самое небо уходит. Огляделся Зорикто по сторонам и решил мимо юрты не про-ходить, зашел в нее. В юрте жила старуха со своей немой дочерью. Старуха встала, поздоровалась с мо-лодцем, спросила:
— Откуда и куда, добрый молодец, путь держишь?
— Иду счастье попытать, может, бурхана найду.
— То хорошо, — сказала старуха. — Моя дочь без языка, поклонись бурхану, и пусть дочь моя начнет говорить.
— Поклонюсь бурхану и попрошу, чтобы дочери вашей он речь дал.
Сказав, паренек быстро оделся и пошел дальше. Идет путем-дорогою, нигде не останавливается. Солнце уже закатилось, темнота началась. И видит: впереди чернеют какие-то кучи. Подошел поближе и увидел, что пропавший скот лежит. Попечалился Зорикто урэ-ну и тут же остался ночевать. Ночь проспал богатырским сном, а наутро пошел дальше. В зто время стражники местного царя объезжали владения и видят: чужестранец по их земле ходит. Забрали они его и пово-ли к самому царю во дворец. Во дворце сидел царь в царском кресле по имени Соронзон. Завели Зорикто в царские палаты:
— Откуда ты, добрый молодец, куда и зачем путь держишь? — спрашивает царь Соронзон.
— Я сын богача Сарая Зорикто, иду бурхану по-клониться.
— Я царь Соронзон, как видишь, сижу без воды, весь скот гибнет, трава засыхает. Скоро царству моему конец. Попроси бурхана, чтобы он помог мне добыть воды.
— Буду стараться, — сказал Зорикто.
Доброго молодца напоили и накормили, стал он собираться дальше. Царь приказал своим слугам, чтобы парню дали на дорогу серебра и золота, и еще раз наказал ему, чтобы он постарался избавить все царство от засухи и чтобы Зорикто зашел к нему на обратном пути и доложил обо всем.
— Пусть не беспокоится ваш царь, — сказал Зорикто, — я выполню все, что надо, я вижу, как страдает простой народ. Он вымрет, если не будет воды.
Царь дал Зорикто в провожатые своих слуг, и они проводили его до самого моря. Остановился он у моря, огляделся: никого нету. Стал ходить вдоль берега. Черная дума на сердце легла. Как же перейти море? Это не ручеек перепрыгнуть. Запечалился наш Зорикто, загоревал. Время идет, а он все ходит. Как же быть? И вдруг он слышит чей-то голос:
— О чем ты думаешь, добрый молодец? Может, море перейти хочешь? Подойди сюда.
Удивился Зорикто, осмотрелся: никого нету, а голос слышал ясно. Что бы это значило? Ведь его здесь никто не знает.
— Кто кликал меня? — спрашивает Зорикто.
— Это я, рыба морская, стало жалко тебя, что море переплыть не можешь.
Пошел Зорикто прямо по берегу и видит: поперек моря лежит рыба большая.
— Это ты меня звала? — спрашивает Зорикто.
— Да, я.
— Зачем ты меня звала?
— Хочу тебе услужить. Только прежде скажи, откуда ты и кто ты? Куда и зачем путь держишь?
— Иду в путь дальний бурхану поклониться.
— Это хорошо, — говорит рыба. — Ты на мое счастье сюда попал. Вот уже десять лет лежу неподвижно. Попроси бурхана, чтобы он помог мне плавать. А теперь ты по моей спине можешь перейти море.
Долго шел он по спине рыбы и наконец добрался до другого берега. На берегу лиственницы толстые растут, вдвоем не обхватишь, за лиственницами кедрач до самых гор уходит, а дальше и горы видны, где, наверное, люди соболя и белку промышляют. Осмотрел все кругом Зорикто и подумал про себя: «Везде земля одинакова, Безде лес растет, табуны пасутся, коровы по траве ходят, люди зверей бьют и тем живут».
Остановился Зорикто почти у самого берега и стал искать место для ночлежки. Выбрал поляну, развел огонь, сварил чаю, попил и заснул крепким, богатырским сном. Спит и видит во сне, будто лежит он на берегу Байкала, около него конь спутанный ходит, на огне в чаше мясо варится, а мать сидит и поглаживает ему волосы, как зто делала, когда он был еще совсем маленький.
Утром рано проснулся Зорикто, не поел и пошел в путь-дорогу. Отошел немного от моря, поднялся на сопку и видит: перед ним стоит высокий-высокий дом, крышей в небо упирается, весь серебром и золотом блестит так, что смотреть на него прямо нельзя. Зорикто сразу догадался, что зто дом бурхана. Он прибавил шагу, перевалил одну гору, за ней другую и оказался около самых ворот бурханова дворца. Зашел Зорикто на крыльцо, и от сильного света у него пошли слезы, глаза не могли выдержать яркости и блеска. Зорикто собрался с силой, приоткрыл краешек двери и слышит:
— Молодец, Зорикто, что пришел ко мне. Говори, что надо, чем могу тебе помочь.
Зорикто от удивления слова вымолвить не может. Он сразу догадался, что здесь живет сам бурхан.
— Видишь ли ты меня? — спрашивает бурхан.
— Достоин ли я зтого? — отвечает Зорикто.
— Ты человек и я человек, значит, мы достойны друг друга. Говори. Чем могу, тем и помогу.
Осмелел Зорикто и говорит:
— Дорогой я встретил женщину, у нее немая дочь. Верни ей речь.
— Не печалься, Зорикто, той девушке вернется речь. Говори дальше.
— В одном из царств живет царь Соронзон. Беда у него, от безводья весь скот дохнет. Просил он, чтобы помог ты ему.
— Будет в царстве Соронзона вода. Пусть плодится скот. Без скота людям худо.
— Еще у меня одна просьба есть. Видел я, как в одном море большая рыба без движения лежит. Просила она тебя, чтобы ты ей вернул способность плавать, передвигаться.
— Будет плавать та рыба, как и все другие.
Долго еще стоял Зорикто перед бурханом, но ничего больше не просил, о себе слова не вымолвил. Только хотел Зорикто двери за собой закрыть, бурхан говорит:
— Старухина дочь начнет говорить, когда жениха увидит, скот в царстве царя Соронзона получит воду, если у истока реки откопать кости слона, которые завалили выход воде. Рыба начнет плавать и быстро передвигаться, если вытащить из ее рта драгоценный камень, который она закусила. Возьми этот камень, разбей его и раздай народу. Люди сразу на земле заживут хорошо, перестанут голодать, не будут знать ни нужды, ни горя.
Мудрый старик этот бурхан, он совсем не святой, если заботится о простых бурятах.
— Я буду тебя славить, — сказал Зорикто. — Ты оказал всему человеческому роду большую услугу. Того, кто служит людям, забывать нельзя.
Бурхан этих слов не слыхал. Он был в то время в своих палатах и говорил слугам, чтобы они дали Зорикто на дорогу золота и серебра, мяса. А еще велел бурхан дать Зорикто коня, который должен перенести его через моря и доставить домой. Перед самым отъездом Зорикто бурхан вышел на крыльцо и напутствиз сказал:
— Ты, проницательный, мудрый Мэргзн Зорикто, и впредь заботиться должен о своем народе. Поезжай домой, пусть порадуются встрече с тобой отец с матерью и все, кому ты приносишь добро. С богом отправляйся в долгий путь, пусть тебе светят луна, звезды и озера.
Несет соловка Мэргэна Зорикто выше леса стоячего, мимо облака ходячего. Не заметил, как он около моря оказался. Видит, перед ним рыба поперек моря лежит и не шевелится. Увидела она Мэргэна Зорикто и спрашивает:
(Соловка — конь соловой, то есть серовато-коричневой, масти.)
— Что сказал бурхан, буду ли я передвигаться?
— Отдай ты мне свой драгоценный камень, что у тебя во рту, и тогда ты поплывешь.
— Верю тебе, Зорикто, — говорит рыба, — возьми камень.
Раскрыла рыба рот, приподняла голову и отдала ему камень. Заблестел тот драгоценный камень так, что озарилось все на земле. Только одно солнце в состоянии было разогнать те лучи, которые шли от камня. Зорикто слез с солового, взял камень в руки и в это время услыхал всплеск воды. То рыба недвижимая нырнула, вильнула своим хвостом и поплыла куда глаза глядят. «Как же быть с камнем?» — задумался Зорикто. Увезти нельзя, шибко большой и тяжелый, разломать — силы не хватит. Призадумался еще горше и сказал сам себе:
— Может, звери и птицы мне помогут. Дай-ка кликну я их.
И кликнул. В тот же час к берегу моря подошло так много зверей, что они сразу же разломали камень. Птицы подхватили осколки и разлетелись в разные стороны, чтобы их все раздать народу. С камнем все было кончено. Сел на своего соловку Зорикто и цоехал дальше. Приезжает в царство царя Соронзона. Царь вышел навстречу и спрашивает:
— Какими новостями, сын мой, ты обрадуешь меня?
— Твоя просьба, царь, исполнена. Будет у тебя в царстве воды сколько хочешь.
Царь обрадовался, велел своим слугам накрыть столы, угостить путника самыми дорогими блюдами. За столом Зорикто сказал:
— У истока реки пропал слон, кости его перекрыли родник. Надо откопать слона, и тогда берега наполнятся водой.
Собрал царь Соронзон со всего своего царства людей, и стали они копать родник у истока реки. Покопали немного, и такой фонтан воды поднялся, что река сразу из берегов начала выходить. Радуется царь, довольны и люди царства Соронзона.
— Чем же мне тебя наградить? — спрашивает царь Соронзон.
— Ничего мне не надо, скажи доброе слово на дорогу, и я пойду.
Царь Соронзон велел дать юноше золота и серебра столько, сколько он захочет. Но самое ценное, что дал царь Соронзон, — скот. За это Зорикто поблагодарил царя.
Понес соловка Зорикто дальше. Ехал, ехал Зорикто, много долин и гор миновал, много речек переплыл, и вот перед ним дом старухи, у которой дочь без языка. С громким лаем встретила Зорикто собака старухи. Выходит ему навстречу дочь и говорит:
— Мама, к нам едет на соловом коне тот добрый молодец, что заходил к нам, когда пешком шел.
Мать страшно удивилась: восемнадцать лет дочь не говорила, и вдруг к ней вернулась речь. Она выбежала на двор и видит, что с солового коня слезает тот юноша, который шел на поклонение бурхану.
— Какую новую весть ты нам принес? — спрашивает старуха.
— Мудрый бурхан сказал, что как только ваша дочь увидит суженого, так сразу у нее появится речь.
— То верно, восемнадцать лет дочка моя была немой и вот сейчас увидела тебя и сразу заговорила.
Тут и сама дочь сказала, что как только она увидела Зорикто, так сразу к ней вернулась речь.
— Раз ты увидела меня и к тебе вернулась речь, значит, волею бурхана ты должна стать моей женой.
— Так и быть должно, — ответила дочь старухи, — ведь за восемнадцать лет я много видела молодых людей и никто не мог мне вернуть речи. Только ты один это смог сделать, потому я буду тебе верной женой.
— Не хочу я видеть разлуки вашей, станьте мужем и женой, — подтвердила мать.
Зорикто посадил на коней дочь и старуху, и поехали они все вместе. Недолго ехали и видят: стоят на берегу моря рыбаки и ловят рыбу.
— Эй, добрые люди, дайте мне одну рыбу! Зорикто слез с коня, подошел к неводу и выбралсамую большую и толстую рыбу. Пошел с рыбой вдоль берега да и обронил рыбу. Та сразу в воду, вильнула хвостом и сказала:
— Ты, добрый молодец, постой здесь, а я поплыву в море и скажу о тебе моему отцу.
— Что это за рыба? — удивляется Зорикто. — Говорит человеческим голосом и плавает так быстро.
Не успел Зорикто сказать двух слов, как видит — подъезжает к нему на сивом коне человек, говорит:
— Садись сзади за мной на моего коня и поедем, тебя морской царь в гости зовет.
— Как же я в воде поеду, зто не по мне, я привык по степям, в тайге ездить, в воде никогда не бывал, боюсь.
— Ничего, — ответил человек. — Садись за мной и поедем.
Не хочет Зорикто расставаться со своим соловкой. Он взял повод в руки, а сам уселся на коня морского слуги, и так они въехали в море. Вот едут, едут, и вдруг перед ними большой и длинный железный мост появился. Поехали они по мосту, который вел прямо во двор водяного царя. Подъезжают к крыльцу. Навстречу — водяной царь.
— Милости просим к нам во дворец, молодой человек.
Он подошел к Зорикто, поцеловал его, взял за руку и повел к себе в палаты. Там уже были приготовлены разные яства, от которых ломились столы, и они стали есть да пить. За обедом водяной царь говорит :
— Ты, добрый молодец, спас мою единственную красавицу дочь. Не будь тебя, пришлось бы мне горевать всю жизнь без моей любимой красавицы, погибла бы она от рук злых людей. Чем же мне отблагодарить тебя за спасение дочки, каково твое желание?
— Ты царь и знаешь, как дорого ценится человеческая жизнь. Дай мне какую-нибудь драгоценность, и я буду доволен.
— Как тебя зовут, молодой человек? — спросил царь.
— Меня зовут Мэргэн Зорикто.
— Так вот, Мэргэн Зорикто. Я дам тебе одну волшебную шапочку, доху и золотой молоток. Ударишь золотым молотком по земле — перед тобой сразу вырастет золотой дом. Наденешь волшебную шапочку — станешь невидимкой, а когда облачишься в яманью доху, то и в огонь идти можно, стоит ею тряхнуть — и пойдет проливной дождь. Думаю, что зти драгоценности будут неплохой платой за спасение от смерти моей дочери-красавицы.
— Прежде чем взять от тебя столь драгоценные подарки, — сказал Зорикто, — мне надо их попробовать.
— Принесите все драгоценности! — крикнул царь. Принесли все зто и положили перед Зорикто. Онвзял молоток, стукнул о землю, и перед ним сразу же вырос золотой дом. Затем Зорикто надел яманыо доху, и тут же полил проливной дождь. Одному из слуг водяного царя он велел надеть волшебную шапочку, тот надел, и его сразу не стало видно. Собрал Мэргзн Зорикто все подарки царя и тронулся в путь-дорогу домой. Царь приказал:
— Садись на моего солового коня, и ты спокойно переедешь море.
Слугам он сказал, чтобы они проводили его до самого дома. На прощание водяной царь сказал:
— Когда тебе что-нибудь потребуется, ты только крикни, и я приду на помощь.
— Непременно, — ответил Зорикто.
Он попрощался с царем, сел на солового коня и поехал. Царь был рад, что этот молодой человек спас жизнь любимой дочери, и спустился в свой подводный дворец.
Едет Мзргэн Зорикто знакомой дорогой. Встречает с детства знакомые места, снова видит перед собой могучие лиственницы, подпирающие небо, кудрявые березы, раскинувшиеся рощи черемухи и массу зверей и птиц. Долго ехал Мэргэн Зорикто, прежде чем попасть домой. Но вот и родной улус, вон родная юрта. Задумался Зорикто: «Живы ли отец с матерью, не хворают ли они, не похоронили ли они меня заживо?» Тревожно что-то стало на душе у Зорикто. Слез перед самой родной юртой Зорикто, принагнулся и зашел в нее. Мать по-прежнему такая же красивая, как и была, когда он расставался с ней. Отец немного сгорбился, но такой же гордый, как и был в прежние годы. Старый Сарай и красавица Долгор посмотрели на вошедшего и спрашивают:
— Чей ты и откуда, добрый молодец?
— Неужто отец родной и мать родная не узнали сдна своего, что бурхану пошел поклониться?
— Где же твой бурхан? — спрашивает отец.
— Вот он, со мной, — отвечает сын.
Зорикто надел волшебную шапочку, и тут сразу его не стало видно. Потом он взял в руки молоток, стукнул им о землю, и тотчас перед глазами вырос золотой дом. Когда все увидели, что около них вырос дом, Зорикто надел яманью доху, тряхнул ею, и тут же полил дождь как из ведра. Смотрит старый Сарай на своего сына и диву дается: откуда у его Зорикто такая сила? Хотя он об зтом ничего не говорит Зорикто, но в душе радуется, что младший его сын превзошел всех братьев.
Собрались одноулусники и тоже диву даются: как это Зорикто умеет так быстро строить, дождь вызывать и тут же невидимкой становится?
— Сын, мой дороже золота, — сказал старый богатый Сарай. — Теперь мое богатство и гроша не стоит против того, что умеет делать Зорикто.
Отец с матерью стали счастливыми, что у них вырос такой сын. Зажили богаче и одноулусники: Мэргэн Зорикто помогал им чем только мог.

Категория: Бурятские сказкиПросмотров: 410 | Теги: бурятская сказка
Первая охота
Журавль и цапля
Воспитанники
Волшебство Страны Оз (3. Два негодяя)
Когда сам вынырнет
Пустой котел
Тихая беседа
Родственник эмира
Дорогое лечение
Слепой