Главная » Сказки » Армянские сказки » Десница и меч

Десница и меч

Десница и меч

Покоряя страны, порабощая народы, дошел до Армянского нагорья мировержец Тугрил. Захватил он множество уделов, превратил в развалины великолепную столицу Багратидов — Ани и, наконец, раскинул стан на берегу Ванского моря.
На рассвете, глядя на окутанный синей пеленой остров Ахтамар, предводитель сельджуков замышлял новые завоевания, мечтал о новой славе.
Его раздумье прервал гонец вестью о том, что. несмотря на яростные приступы, осажденный замок Арджеш не сдается, ибо как лев сражается во главе своих смельчаков обороняющий крепость юный годами, но уже зрелый воин, сын владетеля края Татул.
—    Молод Татул, — рассказывал вестник, — но великан он ростом и обладает силой сорока буйволов. Ростом он по плечу всаднику, не знает промаха стрела его, а дуга широкотетивного его лука напоминает радугу.
Отдает он приказ — и крепостные стены дрожат от громового его голоса!
Мрачно выслушал вестника Тугрил. Схватившись за рукоятку меча, повелел он сыну сестры, своему единственному наследнику: 
—    Даю тебе, Давуд, срок до восхода солнца: покоришь крепость и живым приведешь ко мне Татула!
—    Повелел — будет исполнено! — отозвался Давуд и, вскочив на
коня, поскакал к замку.
Увидев юного всадника на игравшем под ним скакуне, Татул крикнул: 
—    Выслушай меня, о правая рука и наследник могущественного Тугрила! Зачем нам истреблять безвинных людей и навлекать на себя проклятия женщин и стариков?!
Но надменный сельджук прервал Татула: 
—     Не жди пощады от меня! Если не хочешь кровопролития, — сдайся, склони свой меч перед великодушием всесильного Тугрила, и он сохранит тебе жизнь!
—    Милости не прошу я у врага, а у тебя — жизни! — усмехнулся Татул — Коль бесстрашен ты, выходи, скрестим мечи, и пусть одержит победу тот, у кого десница сильнее и у кого дело правое.
В замешательство привел Давуд а неожиданный вызов: почувствовал страх он, припомнив рассказ вестника. Но горд был Давуд и самолюбив. Никогда в жизни не отступал он перед врагом, ни разу не дрогнул меч у него в руке. 
Задумался на мгновение наследник Тугрила и высокомерно ответил: 
—    Принимаю твой вызов! Померимся силами, и ты почувствуешь мощь моего меча, как почувствовали ее другие богатыри, начиная от Турана до Ирана и от Турана до Вана.
И задрожала земля. Воины со страхом следили, как сшибались мечи с бронзовыми щитами у сражавшихся. Гром щитов и лязг мечей донесся до лагеря сельджуков, долетел до шатра самого Тугрила. 
Вдруг смолк лязг мечей, и все нагорье погрузилось в тишину. Замерли взметнувшиеся волны Ванского моря, и только что выскользнувший диск солнца застыл на склоне горы. 
Зловещая тишина заставила встрепенуться Тугрила. Что это значит, почему молчат бесстрашные воины, пронесшие славу своего непобедимого предводителя от востока до запада?
Но вот к шатру Тугрила на вспененном скакуне примчался всадник, пал на колени перед порогом и прерывающимся голосом поведал о том, что в поединке с молодым князем сражен наследник Тугрила.
Вскочив на ноги, Тугрил выхватил меч. От гнева и волнения по мутнели, налились кровью глаза, грозовые тучи спустились на лицо, казалось, вот-вот сверкнет молния ярости... Но предводитель сельджуков сдержался и молча вскочил на скакуна. Словно обрел крылья конь и помчался вперед. Приближенные поскакали за Тугрилом и за полчаса достигли замка Арджеш. 
На земле перед воротами крепости, залитый кровью, лежал Давуд... 
—    Татул, эй, бесстрашный Татул! — загремел голос Тугрнла. — Сюда я прибыл не для того, чтоб сразиться с тобой, отвори ворота крепости и выйди ко мне, никто не подымет руку на тебя.
Грузно распахнулись ворота, из крепости вышел статный юноша и с высоко поднятой головой подошел к Тугрилу. 
—     Ты ранил меня в сердце, Татул! Такого удара не наносил мне еще ни один враг... Клянусь, не будет тебе пощады, если не выживет мой названный сын и наследник, моя единственная надежда. Но если выживет он, за отвагу твою отдам я тебе и эту крепость, и город, и удалюсь от Ванского моря. Поведай же мне, смельчак, оживет ли мое раненое сердце?
Шагнул к сраженному противнику Татул, вгляделся и спокойно сказал: 
—    Удар нанесен моим мечом, а сила моей десницы ведома мне — не жить ему, Тугрил!
Потемнело в глазах у Тугрила, и он глухо застонал. 
И впрямь, через несколько минут раненый испустил дух. 
Кровь бросилась в голову властелину сельджуков, в сердце заполыхала жажда мести. Видя бездыханным своего наследника, он забыл свое обещание и отдал приказ обезглавить Татула.
Палачи накинули аркан и пленили смельчака. 
С презрением оглядел Татул окруживших его сельджуков и гневно крикнул:
—    Так поступают простые разбойники, а не могущественные вожди воителей! Разве ты одолел меня в бою, Тугрил?
Тугрнл махнул рукой подступившим к Татулу палачам и молвил: 
—    Вручи мне сам на коленях меч, которым ты убил моего наследника, И я пощажу твою жизнь!
Татул пристально глянул в неумолимые глаза Тугрила. 
—    Меч мой можно взять лишь с моей десницей, — прозвучал его ответ. — Так завещали мне предки: могу отдать жизнь, но меч — никогда!
Нахмурился Тугрил и, обнажив свой меч, протянул палачу со словами: 
—    Такой смельчак достоин удара лишь моего меча. Возьми, отруби голову и правую руку мятежнику!
Затем, обращаясь к телохранителям, добавил: 
—    Священный прах отошлите сестре моей. А рядом положите десницу Татула и его меч, чтоб утешалась она тем, что сын ее сражен рукой богатыря.
Потянулся в Туран траурный караван, и скорбная весть понеслась впереди него. Рыдала и с воплем рвала на себе волосы старая мать над прахом сына, и вместе с нею скорбили все матери Турана. Но, увидев рядом с прахом Давуда десницу и меч Татула, стали воспевать храбрость сраженного, ибо пал он в бою с богатырем, от удара его меча-молнии.
Рассказывают, что когда пал могучий Татул на родную землю, сраженный обманом врага, над Арджешем поднялся грозный ураган. Мрачное облако, подобное черному дракону, поглотило солнце, тьма окутала землю. Разразилась буря, засверкала молния. Смешались небо и земля, забушевало Ванское море...
Налетел смерч на стан Тугрила, разметал и унес с собой шатры сельд­жуков, и ушли они с Армянского нагорья. 
Освобожденный народ похоронил своего героя на вершине высокой горы и, чтобы увековечить его память, назвал ее горой Татула.

Категория: Армянские сказки | Просмотров: 580 | | Теги: армянская сказка | Рейтинг: 5.0/1