Муми-тролль и комета (глава пятая)

Главная - Туве Янссон - Муми-тролль и комета (глава пятая)
Муми-тролль и комета (глава пятая)

Муми-тролль и комета (глава пятая)

Глава пятая

Снусмумрик очень оживил путешествие. Он наигрывал на губной гармошке песни, каких они раньше никогда не слыхали, – песни со всех концов земли.
Он знал карточные фокусы и научил Муми-тролля Сниффа печь оладьи с винными ягодами. А ещё он был горазд рассказывать необыкновенные, невероятные истории.
Казалось, и сама река оживилась. Она бежала теперь быстрее, а на её поверхности тут и там кружились небольшие водовороты. Она стала уже, а берега стали выше. С каждым днём всё отчётливее вырисовывались вдали синие и пурпурные горы. Их вершины, вонзались прямо в облака, которые тяжёлой пеленой висели над землёй.
Как-то утром Снусмумрик сидел, свесив ноги в воду, и выстругивал ножом свистульку.
– Я помню, – начал он, склонив набок голову, и Муми-тролль со Сниффом тотчас перешли к нему на корму, – я помню край с горячими ключами, – продолжал он. – Почва там была чёрная от лавы, а под лавой день и ночь грохотало. Это Земля спала там внутри и шевелилась во сне. Скалы как попало громоздились друг на дружку, а над ними висела горячая дымка, так что даже и не поверишь, что всё это взаправду. Я попал туда как раз под вечер. Хорошее местечко. Обед там приготовить пара пустяков. Налил в кастрюлю горячей воды из ключа – и готово!
– Но ведь так и обжечься недолго, – сказал Снифф.
– Я был на ходулях, – сказал Снусмумрик. – На ходулях можно перебраться через любую пропасть, через любую скалу. Только тут уж, конечно, не зевай, не то застрянешь в расщелине. Так вот, уже сумерки были… Повсюду тихо булькает и парит, вокруг ни живой души, ни зелёной былинки. И вдруг земля, что спала там внизу, как проснётся, как загрохочет, как загудит, и прямо передо мной открылся кратер, а из него вырвалось красное пламя, и за ним огромная туча пепла!
– Вулкан, – затаив дыхание прошептал Муми-тролль.
– Так точно, – удостоверил Снусмумрик. – Это было дьявольски красиво! А потом я увидел духов огня, много-много. Они роем вылетели из земли и как искры рассыпались в разные стороны. Пришлось сделать крюк и обходить вулкан стороной, Я задыхался от жары и копоти и нажимал вовсю. Наконец я спустился к подножию гор, нашёл маленькую речку и лёг на живот напиться, Вода, понятно, была несколько горячая, но всё же не кипяток. Вдруг вижу – летит один из тех духов огня да как бухнется в реку и сразу почти весь потух, голова ещё тлеет, а сам шипит-дымит и вопит что есть мочи: «Спасите!»
– И ты спас его? – спросил Снифф.
– А почему бы нет? – ответил Снусмумрик. – Что я против него имел? Вот только здорово об него обжёгся. На берегу он обсох и опять разгорелся и на радостях сделал мне подарок, а потом улетел.
– Какой подарок? – спросил Снифф.
– Дал мне бутылку подземного подсолнечного масла, – сказал Снусмумрик. – Духи огня натираются им, когда хотят забраться поглубже в пылающее сердце земли.
– И можно пройти сквозь огонь, если намазаться им? – спросил Снифф, широко раскрыв глаза.
– Ну конечно, – ответил Снусмумрик.
– Что же ты до сих пор молчал? – закричал Муми-тролль. – Ведь в таком случае мы все спасены. Когда появится комета, стоит только…
– Но у меня почти ничего не осталось, – удручённо сказал Снусмумрик. – Я, понимаете ли, спасал вещи из горящего дома… Откуда я мог знать… Только на донышке чуть-чуть и осталось.
– А хватит на маленького зверька, скажем, моих размеров? – спросил Снифф.
Снусмумрик оглядел его.
– Может, и хватит, – сказал он. – Но только до хвоста. Хвостом придётся пожертвовать.
– Боже милостивый, – сказал Снифф. – Тогда уж пусть лучше всё сгорит.
Но Снусмумрик уже не слушал его. Он насторожился и тянул носом воздух.
– Река… – сказал он. – Вы не замечаете ничего особенного?
– У неё теперь другой звук, – сказал Снифф. И верно. Река беспокойно шумела, была полна водоворотов и без конца крутила-вертела среди скалистых берегов.
– Спустите парус, – сказал Снусмумрик И пошёл дозорным на нос.
А река всё убыстряла и убыстряла свой бег, совсем как человек, который долго путешествовал и вдруг заметил, что он уже почти дома.
Берега сходились всё ближе, заключая бурлящую воду в узкое русло, а скалы над ними становились всё острее и выше.
– Не лучше ли пристать к берегу? – прокричал Снифф сквозь гул реки.
– Поздно спохватились! – отозвался Муми-тролль. – Теперь надо ждать, пока река успокоится.
Но река не успокаивалась. Всё неистовее устремлялась она в глубь Одиноких Гор. Плот, кружась, нёсся по дну тесного ущелья, а небо вверху сузилось в ужасающе тоненькую, узенькую полоску. Впереди послышался грозный гул.
– Водопад! – крикнул Снусмумрик. – Держись крепче.
Они стали у мачты и ухватились друг за дружку.
Мимо проносились скользкие чёрные стены ущелья. Гул усилился, плот накренился и очутился вдруг в воздухе…
Какое-то мгновение вокруг них стоял сплошной рёв, кипела белая пена. Затем плотик скрипнул, выровнялся и, миновав водопад, провалился во тьму.
– Почему темно?! – завопил Снифф.
Ему никто не ответил. Пенящаяся вода мерцала бело-зелёным, всё остальное застилала чернота. Каменные стены гор сомкнулись в туннель, и плот неудержимо нёсся вперёд в бурлящих водоворотах. Они то и дело налетали на стены туннеля и кружились волчком. Но вот шум водопада стал постепенно затихать, течение успокоилось и наконец вокруг воцарились мрак и тишина.
– Вы целы? – дрожа, спросил Снифф.
– Целы… – ответил Муми-тролль. – Достаньте-ка кто-нибудь фонарик.
Слышно было, как Снусмумрик роется в багаже. Наконец блеснул узкий луч света. Он боязливо пошарил по чёрной, стремительно бегущей воде, по каменным стенам и пытался пробить тьму впереди, но тщетно.
– Мне кажется, туннель делается всё уже и уже, – сказал Муми-тролль очень тихим голосом. – Вам не кажется?
– Кажется… немножко, – сказал Снусмумрик, пытаясь сохранить самообладание. Но его голос звучал неубедительно.
И тут что-то произошло. Раздался треск, и флаг Снусмумрика свалился на плот.
Это сломалась о потолок туннеля верхушка мачты.
– Мачту за борт, живо! – крикнул Снусмумрик.
Мачта с плеском упала в воду и исчезла во мраке. Они тесно прижались друг к дружке и ждали. И вдруг Снифф почувствовал, как что-то прикоснулось к его ушам.
– Уши мои! – закричал он. – Мои уши задели за потолок!
Он бросился на живот и крепко-накрепко зажмурил глаза.
– Я вот всё думаю, – прозвучал из мрака голос Муми-тролля, – я вот всё думаю, что скажет мама, если мы никогда, никогда больше не вернёмся домой…
В это мгновение плот стукнулся обо что-то и остановился.
Они долго ждали, не смея пошевелиться. Потом Снусмумрик осторожно наклонился к воде.
– Мы наткнулись на мачту, – сказал он. – Она стала поперёк туннеля.
Они выпрямились и посмотрели друг на друга.
– Здесь чуточку посветлее, – сказал Снусмумрик.
Они отчётливо видели, как мерцающая чёрная вода бежала мимо них всё дальше и дальше, и там – за ближайшим поворотом – река с бульканьем срывалась вниз, в бездонную дыру!
– Видите? – прошептал Муми-тролль.
Снифф разревелся.
– Хочу домой! – всхлипывал он. – Не хочу больше с вами! Какое мне дело до ваших тухлых экспедиций и каких-то дурацких комет…
– Ну, ну, – сказал Снусмумрик и легонько потряс его. – Глянь-ка наверх. Глянь! Видишь?
Снифф посморкался и глянул, В скале над его головой была узкая щель, а в неё виднелась полоска хмурого неба.
– Ну и что же? – мрачно сказал он. – Я ведь не муха. И даже будь я мухой, это мне не помогло бы. У меня с детства склонность к головокружениям, с тех самых пор, как я перенёс воспаление уха…
И он снова расплакался.
А Снусмумрик достал губную гармошку и заиграл. Он играл песни о приключениях, о счастливых избавлениях и величайших сюрпризах, а потом песни о дожде и утренние песни.
Через некоторое время Снифф успокоился и вытер слёзы с усов.
А музыка летела в горы сквозь щель и будила там эхо за эхом и, наконец, разбудила одного хемуля, который спал, сидя в траве, положив рядом с собой свой сачок.
– Это что ж такое, – сказал Хемуль и огляделся вокруг. Он поглядел на небо и заглянул в сачок, свинтил крышку с банки для жуков и заглянул туда тоже.
– Шум! – сказал он. – Здесь кто-то шумит. (Что поделаешь, Хемуль не был музыкален.)
В конце концов он взял увеличительное стекло и стал ползать с ним по траве. Он искал и прислушивался, принюхивался и тянул носом воздух и так добрался до щели в земле. Тут шум усилился.
– Должно быть, это какие-то очень необыкновенные насекомые, – сказал себе Хемуль. – Наверняка редкие, и даже, может быть, ещё никем не открытые!
От этой мысли Хемуль очень оживился и сунул свой длинный нос в расщелину, чтобы получше разглядеть, что там такое.
– Смотрите, смотрите! – закричал Муми-тролль. – Хемуль!
Снусмумрик перестал играть на губной гармошке и начал звать на помощь.
– Спаси нас! Спаси нас! – заголосил вслед за ним Снифф.
«Что они, совсем с ума посходили?» – подумал Хемуль и осторожно сунул в расщелину сачок.
– Прыгаем! – закричали странные насекомые.
Хемуль вытянул сачок обратно и посмотрел, что в нём такое.
– Очень удивительно! – сказал он, вытряхивая на землю Му – ми-тролля, Снусмумрика, Сниффа и три рюкзака.
– Спасибо, милый Хемуль, – сказал Муми-тролль, жмурясь от света. – Ты спас нас в последнюю минуту!
– Я вас спас? – удивлённо спросил Хемуль. – Это не входило в мои расчёты. Я просто хотел достать насекомых, которые шумели внизу. (Хемули, как правило, туги на соображение, но добры, если их не сердить.)
– Это Одинокие Горы? – спросил Снифф.
– Не знаю, – ответил Хемуль. – Во всяком случае, тут есть очень интересные ночные бабочки.
– Да, вероятно, это и есть Одинокие Горы, – сказал Снусмумрик, оглядываясь.
Вокруг высились горные кряжи, бесконечно пустынные и безмолвные. Воздух был прохладен.
– А где же Обсерватория? – спросил Снифф.
– Это ещё надо выяснить, – сказал Муми-тролль, – Наверное, она тут в самом высоком месте. А сейчас я хочу кофе.
– Кофейник остался на плоту, – сказал Снусмумрик.
Муми-тролль бросился к расщелине и заглянул в неё.
– Плот сорвало и унесло, – жалобно проговорил он. – Кофейник уехал в подземное царство! Как же мы теперь без кофе?
– Мы сами чуть было не уехали в подземное царство, – весело ответил Снусмумрик. – Кофейник там, кофейник здесь – не так уж это, наверное, важно, когда ищешь кометы.
– А это редкость? – спросил Хемуль, вообразив, что речь идёт о каких-то бабочках.
– Пожалуй, что да, – сказал Снусмумрик. – Они появляются примерно одна в столетие.
– Потрясающе, – сказал Хемуль. – Я обязательно должен поймать хотя бы одну. Как они выглядят?
– Надо полагать, красные, с длинным хвостом, – сказал Снусмумрик.
Хемуль достал записную книжку и сделал в ней заметку на память.
– Должно быть, из рода Filicnarcus Snufsigalonicа, – торжественно возвестил он. – И ещё один вопрос, мои учёные друзья. Чем питаются эти диковинные насекомые?
– Хемулями, – хихикнув, ответил Снифф.
Лицо Хемуля побагровело.
– Вы очень неуместно шутите, молодой зверёк, – сурово сказал он. – В вас нет научной добросовестности. Я пошёл.
Он рассовал по карманам свои банки, подхватил сачок и зашагал прочь.
– Нет, каково! – в восторге кричал Снифф. – Он думает, что комета – это жук или что-нибудь в этом роде! Вот дурачок!
– Тебе не следовало так шутить, – строго сказал Муми-тролль, хотя и сам, казалось, был в не меньшем восторге.
Они выбрали самую высокую горную цепь и начали медленно взбираться наверх.


Как угодить людям
Огонь любви и ненависти
Родственник эмира
Как собаке стать злой
Бульон из гусятины
Тихая беседа
Глинда из Страны Оз (16. Заколдованные рыбки)
Тигр-пятиполосик
Волшебство Страны Оз (3. Два негодяя)
Гуси-лебеди
Глинда из Страны Оз (17. Под большим куполом)
Привередница
Просмотров: 523 |