Муми-тролль и комета (глава одиннадцатая)

Главная » 2015 » Февраль » 20 » Муми-тролль и комета (глава одиннадцатая)
Муми-тролль и комета (глава одиннадцатая)

Муми-тролль и комета (глава одиннадцатая)

Глава одиннадцатая

Проснувшись утром, Снифф перво-наперво сказал:
– Завтра она достигнет Земли.
Комета стала ужасающе огромной. Теперь вокруг неё отчётливо виднелась корона из дрожащих огненных языков. Весь пар улетучился от зноя, и морское дно хорошо просматривалось на многие мили вперёд. К берегу оно начало постепенно повышаться. Идти оставалось недалеко. Сегодня даже фрёкен Снорк не останавливалась полюбоваться раковинами, а Снифф ни разу не пожаловался, что у него устали ноги.
Вот вдали завиднелась какая-то полоска, она становилась всё шире и шире. Это была опушка леса, настоящие зелёные деревья!
Через некоторое время путешественники стали различать берёзы и ели, морское дно круче пошло вверх. Они отбросили ходули и побежали.
– Теперь-то уж до долины недалеко! – воскликнул Муми-тролль и начал карабкаться вверх по береговой круче.
Снорк стал насвистывать, а фрёкен Снорк торопливо сорвала несколько цветков и пристроила себе за ухо. Затем они пошли напрямик к долине.
По пути им встретился домовой на велосипеде. Он весь взопрел и раскраснелся (домовой, видите ли, пожизненно обречён носить на себе свою шубу). Багажник велосипеда был завален саквояжами, на руле болтались узлы и пакеты, а за спиной домовой вёз в мешке сына.
– Переезжаешь? – крикнул ему Снифф.
Домовой слез с велосипеда и поспешно сказал:
– Все жители Муми-дола снимаются с места. Я не знаю никого, кто хотел бы остаться и дожидаться кометы.
– А откуда известно, что она ударится о Землю именно там? – спросил Снорк.
– Так сказал Ондатр, – ответил домовой.
– Как бы там ни было, папа и мама не съедут, – сказал Муми-тролль. – Да, кстати, мама просила тебе кланяться.
– Спасибо, спасибо, – сказал домовой. – Передавай привет твоей бедной маме. Возможно, это будет ей последний привет от меня. Но ты можешь не поспеть вовремя…
– Что ты хочешь сказать? – спросил Муми-тролль.
– Я хочу сказать, что вам ещё, остаётся изрядный кусок пути, – пожал плечами домовой. – И на всякий случай следовало бы попрощаться телеграммой. Я могу отправить за вас телеграмму, если мне попадётся по пути почтовое отделение.
– Тогда уж на художественном бланке, – сказал Муми-тролль.
– Если успею, – ответил домовой, вскакивая на велосипед. – Да хранит вас покровитель всех троллей!
И домовой что есть силы покатил дальше, спасаться от кометы.
Они постояли немного, глядя вслед удаляющемуся родственнику (видите ли, домовой – это тоже тролль, только по домашним делам).
– Саквояжи! – сказал Снусмумрик. – Узлы! И так спешить по жаре. Бедняга!
Им встречались толпы беженцев. Большинство шло пешком, но некоторые ехали в тачках или в тележках, а иные даже везли с собой целый дом.
Все в страхе поглядывали на небо, и почти никто не находил времени остановиться поболтать.
– Чудно?, – сказал Муми-тролль. – Мы направляемся в самое опасное место и боимся меньше, чем те, кто бежит оттуда.
– Конечно, это оттого, что мы ужасно храбрые, – сказал Снифф.
– Ты так думаешь? – сказал Муми-тролль. – А мне кажется, это оттого, что мы лучше знаем комету. Мы первые узнали о том, что она летит к Земле. Мы видели, как она росла из малюсенькой точки… Наверное, она страшно одинока. Представьте, как одиноко себя чувствуют те, кого все боятся.
Фрёкен Снорк вложила свою лапу в лапу Мумии-тролля и сказала:
– Ну и пусть. Но пока тебе не страшно, мне тоже не страшно.
В час завтрака они повстречали какого-то хемуля; он сидел на обочине, держа в охапке альбом с почтовыми марками.
– Буза, беготня… – бормотал Хемуль себе под нос. – Повсюду шумные толпища, и никто не желает объяснить, что, собственно, происходит.
– Добрый день, – сказал Муми-тролль. – Вы, дяденька, случайно не родственник Хемулю в Одиноких Горах? Тому, что с сачком?
– Он мой двоюродный брат по отцу, – сердито ответил Хемуль. – Осёл, каких мало. Но мы с ним больше не родственники: я прекратил с ним всякие отношения.
– Почему? – спросил Снифф.
– Он ничем не интересовался, кроме своих тухлых бабочек, – ответил Хемуль. – Ему хоть земля тресни под ногами, он всё равно ничего не заметит.
– Именно это она теперь и намерена сделать, – заметил Снорк. – Точнее говоря, завтра вечером, в восемь часов сорок две минуты.
– Ась? – переспросил Хемуль. – Так вот, как я уже сказал, тут поднялась ужасная буза. Я целую неделю приводил в порядок свои марки, просмотрел все опечатки и водяные знаки – и что же получается? У меня отнимают стол, за которым я работаю! Из-под меня выдёргивают стул! И в конце концов заколачивают весь дом. И вот я сижу здесь, мои марки в полном беспорядке, и никто не желает мне растолковать, в чём дело.
– Слушай, Хемуль, – медленно и внятно произнёс Снусмумрик. – Дело в том, что на нас летит комета, завтра она столкнётся с Землёй.
– Столкнётся? – переспросил Хемуль. – А это имеет какое-нибудь отношение к коллекционированию марок?
– Нет, не имеет, – сказал Снусмумрик. – Речь идёт о комете, понимаешь? Это такая сумасшедшая звезда с хвостом. Если она грохнется на Землю, от твоих марок мало что останется.
– Боже упаси! – сказал Хемуль, подбирая юбки. (Ибо хемули всегда ходят в юбках, неизвестно почему. Быть может, они просто никогда не задумывались над тем, как это – носить брюки.) – Что же делать?
– Пойдём с нами, – сказала фрёкен Снорк. – Мы знаем хороший грот, ты спрячешься там со всеми твоими марками.
И Хемуль пошёл с ними на запад, к Муми-долу. Один раз им пришлось вернуться на несколько километров назад и отыскивать драгоценную опечатку, выпавшую у Хемуля из альбома, а один раз он поссорился со Снорком (Снорк-то утверждал, что это был диспут, хотя все отлично слышали, что это ссора), они и сами толком не знали из-за чего. Но в общем и целом все отлично поладили с Хемулем.
Они давно уже оставили большую дорогу и шли по родным лесам, как вдруг Снифф остановился и повёл носом в воздухе.
– Слышите? – спросил он.
Откуда-то издалека доносился слабый шелест, что-то вроде пения со свистом. Он приближался, нарастал, гремел, как целый оркестр.
Фрёкен Снорк судорожно схватила Муми-тролля за лапу.
– Смотрите! – крикнул Снифф.
Багровое небо внезапно затмила чёрная туча. Она летела, она снижалась, она пикировала прямо на лес!
– Да ведь это кузнечики! – воскликнул Снорк. Казалось, будто деревья ожили. Они шевелились и ворошились, они кишмя кишели прыгающими, карабкающимися кузнечиками.
– Они что, с ума сошли? – прошептала фрёкен Снорк.
– Мы едим! – ответил кузнечик, что был поближе.
– Мы едим! – протянул другой.
– Мы едим! – заскрежетали сотни тысяч миллионов кузнечиков, с невероятной быстротой изгрызая листья, траву, цветы.
– Час от часу не легче, – сказал Хемуль. – Надеюсь, они не едят альбомы с марками?
– Раньше они никогда так себя не вели, – сказала фрёкен Снорк.
– Это саранча из-за границы, – объяснил Снорк. Дикая саранча из Египта.
Жутко было смотреть, как саранча объедает лес. Через некоторое время бедные деревья уже тянули к небу голые ветви, а земля была черна и нага. Уцелел лишь цветок за ухом фрёкен Снорк.
– Кометы обычно всегда вызывают катастрофы, – торжественно из – рек Снорк.
– А что это такое – катастрофа) – спросил Снифф.
– О, это всё, что угодно, ужасное: стаи саранчи, землетрясения, наводнения, ураганы и так далее, – ответил Снорк.
– Иначе говоря, буза, – сказал Хемуль. – . Никогдато тебя не оставят в покое.
– Как там, в Египте? – спросил Снифф у кузнечика, что был поближе.
– Голодно! – ответил кузнечик. – Сильные ветры! Берегитесь сильных ветров, которые летят за нами!
– Мы поели! – пропели кузнечики.
Они с шелестом поднялись в воздух; туча снова затмила небо и понеслась над пустым голым лесом, который был теперь даже ещё непригляднее, чем зимой.
Молчаливые и печальные, двинулись путники дальше.
А Муми-тролль впервые за всё время усомнился, поспеют ли они вовремя домой.
– Сыграй что-нибудь грустное, Снусмумрик, – попросил он. – Сыграй «Трали-вали», у меня сейчас такое настроение.
– Да ведь гармошка-то неисправна, – возразил Снусмумрик. – Только несколько нот и возвратились.
– Всё равно сыграй, – просил Муми-тролль.
И Снусмумрик сыграл:
Мы кути… мы гуля…
……….. трали-ва…
……… пять.
Одиноко………..
……… устали…
…….. искать!
– Это звучит ужасно, – сказал Хемуль.
И они побрели дальше на своих усталых маленьких ножках.
А в далёком Египте летел через пустыню неистовый смерч на чёрных крыльях.
Он грозно ревел, проносясь над землёй, он закручивал в воздухе столбы песка, он рос и набирал силу. Скоро он уже ломал деревья, срывал крыши с домов. Он перебрасывался с одного побережья на другое, он летел всё дальше на север и так добрался до тех краёв, где лежал Муми-дол.
Снифф, у которого были длинные уши, первым услышал его.
– Опять саранча, – сказал он. – Только эта опоздала к обеду.
Все задрали носы и прислушались.
– Нет, – сказала фрёкен Снорк. – Теперь это буря. Первые вестники смерча с рёвом пронеслись по опустошённому лесу. Они сорвали с Муми-тролля медаль и закинули её на верхушку сосны, они вихрем завертели Сниффа и чуть не сорвали шляпу со Снусмумрика.
Хемуль изо всех сил вцепился в свой альбом, и юбки вздулись вокруг него, словно воздушный шар.
Упираясь и спотыкаясь, они пролетели по ветру через лес прямо на торфяное болото.
– Во всяком случае, мы летим в нужном направлении! – весело сказал Муми-тролль.
– Какая досада! – проговорил Снорк. – Такой отличный попутный ветер, а мы не можем им воспользоваться по-настоящему.
– Вот если б у нас был планёр… – сказал Муми-тролль.
– Или воздушный шар, – сказала фрёкен Снорк.
В эту минуту к ним подлетел маленький гадкий смерчонок, схватил альбом с марками и вихрем закрутил его в воздухе. Бедный Хемуль вскрикнул от ярости и испуга и бросился за своим сокровищем. Ветер раздул его широкие юбки; они захлопали, затрепыхались, и Хемуль, как бумажный змей, воспарил над землёй.
– Идея! – воскликнула фрёкен Снорк. – Надо прицепиться к Хемулю и лететь вместе с ним!
Они нашли его через несколько километров, Он застрял в кусте.
– Милый Хемуль, – сказал Снорк, – мы тебе ужасно сочувствуем. А ты не одолжишь ли нам на немножко свою юбку? Мы сделаем из неё воздушный шар.
– Мои марки! – вопил Хемуль. – Моя коллекция, дело моей жизни! Ценная, уникальная, незаменимая! Самая ценная на свете.
– Послушай, – сказал Снорк. – Сними на немножко своё платье.
– Ась? – спросил Хемуль. – Снять платье?
– Ну да! – хором закричали все. – Мы сделаем из него воздушный шар и спасёмся!
Хемуль прямо-таки побагровел от гнева.
– Я сижу и горюю, – сказал он. – Из-за всей вашей бузы меня постигло страшное несчастье, а теперь вы ещё хотите оставить меня без одежды!
– Нам нужен парус, – стала объяснять фрёкен Снорк. – Мы должны успеть домой раньше кометы. Если ты окажешь нам эту любезность, мы поищем твой альбом с марками… Ну, когда-нибудь потом…
– Начхать мне на вас и на вашу комету! – сказал Хемуль. – Много вы понимаете в марках!
Но тут все разом набросились на Хемуля и через голову стащили с него платье. Это было платье с оборками, доставшееся ему в наследство от тётушки. Когда связали рукава, получился отличный воздушный шар.
Всё произошло в последнюю минуту, потому что с горизонта уже налетал смерч. Он имел вид спиралеобразного вращающегося облака, он с рёвом крутился над лесом и ломал деревья, как спички.
– Держись крепче! – крикнул Муми-тролль. Все что есть сил ухватились за оборки платья и для верности связались хвостами. И вот смерч налетел! В мгновение ока их поглотила ревущая, клубящаяся тьма. Платье Хемуля взмыло ввысь и со страшной быстротой понеслось на восток. Немного погодя его уже никто не мог бы увидеть.
В сумерки смерч выдохся и завязался узелком на самом себе.
Воздушный шар плавно снизился и застрял в кроне дерева. Шесть ошалелых путешественников медленно расползлись по веткам и долго сидели, приходя в себя. Наконец Муми-тролль произнёс:
– Мы целы или мне только так кажется?
– Я цел, – ответил Хемуль. – И я раз и навсегда заявляю, что отказываюсь участвовать во всех ваших штуках. Если вам охота бузить, бузите без меня.
– Моё зеркальце цело, – сказала фрёкен Снорк.
– И шляпа с гармошкой тоже, – сказал Снусмумрик.
– А мою тетрадь унесло, – мрачно сообщил Снорк. – Ту самую, в которой записано, как спасаться от комет. Как же мы без неё?
– Где Снифф? – тревожно спросил Муми-тролль.
– Я здесь! – пропищал из мрака тоненький голосок. – Если только это я, а не какая-нибудь дрянь, подхваченная смерчем…
– Уж как не ты, – сердито сказал Хемуль. – Попробуй от тебя избавься! А теперь меня интересует вопрос, могу ли я получить обратно своё платье.
– Пожалуйста, и спасибо за выручку, – сказал Снорк.
Ворча себе что-то под нос, Хемуль через голову натянул платье.
– Терпеть не могу мятых оборок, – сказал он.
Должно быть, сразу после этого они заснули. А проснулись они лишь на другой день в двенадцать утра.

Категория: Туве Янссон | Просмотров: 785 |
Волшебство Страны Оз (13. Черный чемоданчик)
Аришка-Трусишка
Ахиллесова пята
Наследник Афин
Случай в бане
Чёрт-вор
Великая обида Ахилла
Гибель Тесея
Афанди на скачках
Казнь для сплетников