Главная » 2015 » Февраль » 20 » Муми-тролль и комета (глава девятая)

Муми-тролль и комета (глава девятая)

Муми-тролль и комета (глава девятая)

Глава девятая

Весь следующий день они шли по лесу, держа путь прямо на Муми-дол. Снусмумрик шагал впереди и играл на губной гармошке, чтобы было веселее.
Часов в пять вечера они вышли на узенькую дорожку и увидели путевой указатель, на котором значилось: «Танцплощадка – сюда! Лавка».
– О, танцы! Пойдём? – воскликнула фрёкен Снорк, хлопая в ладоши. – Я так давно, так давно не танцевала!
– Нет у нас времени на танцы, когда гибнет Земля, – сказал Снорк.
– Ну немножечко! – умоляла фрёкен Снорк. – Ведь Земля погибнет только через два дня!
– Может, в лавке можно будет достать лимонаду? – высказался Снифф.
– Да и дорожка ведёт почти в нашем направлении, – подхватил Муми-тролль.
– Ничего страшного, если мы взглянем на танцплощадку, – сказал Снусмумрик. – Так просто, когда будем проходить мимо.
Снорк вздохнул, и они свернули на дорожку.
Это была необычайно весёлая, резвая дорожка. Она виляла и скакала, а иногда даже игриво завязывалась петлёй. По такой дорожке можно идти сколько угодно и не устать. И, как знать, по такой дорожке скорее приходишь к цели, чем по скучному прямому пути.
– Да тут совсем как у нас дома в долине, – подумал вслух Муми-тролль.
– Расскажи что-нибудь про вашу долину, – попросила фрёкен Снорк.
– О, это самая лучшая долина на свете, – сказал Муми-тролль. – Там есть мировое дерево для лазанья, я хочу построить на нём дом. Песок под водой украшен маленькими мягкими волнами, а наши клумбы обложены ракушками. А ещё у нас есть свой мост, его построил папа, и по нему можно кататься в тачке.
– Ах как чудесно! – воскликнула фрёкен Снорк.
– Раньше ты прямо рвался оттуда, – заметил Снифф. – Только и толковал о том, как хорошо там, где нас нет.
– Ну, то было раньше, – ответил Муми-тролль. Тут дорожка в последний раз вильнула, и перед ними оказалась лавка.
Это была замечательная лавка.
Вокруг неё аккуратными рядами росли всяческие цветы, а перед ней стоял столб с серебряным шаром, в котором отражался лес и маленькая избушка с травяной крышей. Избушка была увешана вывесками и рекламами, на которых значилось: «Лимонад», «Мыло», «Жевательная резинка Ригли» и всякое другое. Под окнами росли огромные жёлтые и зелёные тыквы.
Муми-тролль поднялся на крыльцо отворил дверь, и внутри избуш – ки звякнул колокольчик. Один за другим все последовали за ним – все, кроме фрёкен Снорк, которая осталась в палисаднике любоваться собой в серебряном шаре. За прилавком сидела старушка с блестящими мышиными глазками и белыми волосами.
– Во сколько детворы зараз! – сказала она. – Что вам угодно?
– Лимонаду, – сказал Снифф. – Лучше всего красного.
– Есть у вас тетради в линейку шириной в один сантиметр? – спросил Снорк.
Он хотел записать всё, что следует делать на случай столкновения Земли с кометой.
– Разумеется, – ответила старушка. – Синие вас устроят?
– Лучше какого-нибудь другого цвета, – сказал Снорк: синие напоминали ему о той поре, когда он был ещё маленький и ходил в школу.
– А мне, пожалуй, новые штаны, – сказал Снусмумрик. – Только они не должны выглядеть слишком новыми. Мне хорошо только в такой одежде, которая в моём стиле.
– Всё понятно, – сказала старушка и сняла с вешалки пару брюк. – Эти подойдут?
– Но они же ужасно чистые и новые! – печально сказал Снусмумрик. – Постарее не найдётся?
Старушка на минуту задумалась.
– Это самые старые, что у меня есть, – сказала она. – А завтра они станут ещё старее. И, конечно, ещё грязнее, – добавила она, глядя на Снусмумрика поверх очков.
– Ну ладно, – сказал он. – Пойду за уголок, примерю. Только сомневаюсь, чтобы они были в моём стиле.
И он исчез в палисаднике.
– Ну, а тебе что? – спросила старушка у Муми-тролля.
Муми-тролль смутился и застенчиво проговорил:
– Диадему…
– Диадему? – удивлённо переспросила старушка. Зачем она тебе?
– Уж конечно затем, чтобы подарить фрёкен Снорк! – сказал Снифф, который сидел на полу и тянул через соломинку лимонад. – Он страшно поглупел с тех пор, как повстречался с этой девчонкой!
– Дарить женщине украшения вовсе не глупо, – строго сказала старушка. – Ты ещё слишком мал, чтобы понимать такие вещи. Собственно говоря, украшение – единственно верный подарок, какой можно сделать женщине.
– Ну да ещё! – сказал Снифф и уткнулся носом в свой лимонад.
Старушка оглядела сверху донизу свои полки, но ни одной диадемы там не было.
– Может, под прилавком? – с надеждой спросил Муми-тролль.
Старушка заглянула под прилавок.
– Нет, там тоже нет. Похоже, диадем у меня не имеется. Ну, а пара хороших перчаток для снорков её не устроит?
– Не знаю, – с печальным видом проговорил Муми-тролль.
В эту минуту колокольчик над дверью звякнул, и в лавку вошла сама фрёкен Снорк.
– Здравствуйте, тётенька, – сказала она. – Какое чудесное зеркало у вас в садике, просто прелесть! Я давно потеряла своё карманное зеркальце и с тех пор смотрюсь в лужи, а лицо в них выглядит не очень-то!
Старушка подмигнула Муми-троллю, взяла что-то с полки и незаметно сунула ему в руку.
Муми-тролль глянул одним глазком. Это было маленькое круглое зеркальце в серебряной оправе, с розой из красных рубинов на оборотной стороне. Он страшно обрадовался и подмигнул старушке в ответ. А фрёкен Снорк ничего не заметила.
– Тётенька, а у вас есть медали? – спросила она.
– Что-что? – переспросила старушка.
– Медали, – повторила фрёкен Снорк. – Такие красивые звёзды, которые мужчины любят носить на шее.
– А, понятно, – сказала старушка. – Медали у меня где-то были.
И она снова оглядела сверху донизу свои полки, пошарила взглядом под прилавком и по всей лавке.
– Неужели ни одной не осталось? – со слезами на глазах спросила фрёкен Снорк.
Старушка с убитым видом смотрела на неё, потом вдруг что-то надумала и полезла по стремянке под самый потолок. Там стояла коробка с ёлочными украшениями, и она достала из неё большую нарядную звезду.
– Смотри, как удачно, – сказала старушка, обметая щёткой звезду. – Нашла я тебе медаль!
– Ах, что за прелесть! – воскликнула фрёкен Снорк.
Затем она повернулась к Муми-троллю и робко сказала:
– Это тебе за то, что ты спас меня от ядовитого куста.
Муми-тролль был до того потрясён, что не мог слова вымолвить.
Он преклонил колени, и фрёкен Снорк нацепила звезду ему на шею, где она заблистала бесподобным блеском.
– Нет, ты обязательно должен увидеть себя в зеркало! – воскликнула фрёкен Снорк.
Тут Муми-тролль достал из-за спины зеркальце и сказал:
– А вот это я купил тебе. Подержи, я посмотрюсь.
Пока они любовались собою в зеркало, колокольчик над дверью звякнул вновь, и вошёл Снусмумрик.
– Мне кажется, лучше будет, если брюки состарятся здесь, – сказал он. – Они не в моём стиле.
– Очень жаль, – сказала старушка. – Ну, а новую шляпу тебе не надо?
Снусмумрик испуганно надвинул на глаза свою старую зелёную шляпу.
– Большое спасибо, – сказал он. – Мне вовремя пришло на ум, как опасно обременять себя собственностью.
В эту минуту Снорк, который всё время сидел и писал в тетради, поднялся и сказал:
– Один из пунктов правил спасения от комет гласит: не задерживайся долго в лавках, выбирая товар. Нам пора идти дальше. Снифф, живо допивай лимонад!
Снифф опрокинул в себя целый стакан и, как и следовало ожидать, лимонад попал не в то горло, Послышался булькающий звук, и лимонад выплеснулся на коврик.
– Фу! – сказала фрёкен Снорк.
– С ним всегда так, – сообщил Муми-тролль. – Ну так что же, пойдёмте?
– Сколько с нас? – спросил Снорк.
Старушка принялась за подсчёты, а вдруг с ужасом сообразил, что у него нет денег! Да что там денег – у него и карманов-то нет!
Он дёргал Снусмумрика за рукав, делал ему отчаянные знаки бровями, а Снусмумрик только головой тряс. Брат и сестра Снорки многозначительно смотрели друг на друга.
Ни у кого не было с собой ни гроша!
– Одна семьдесят пять за тетрадь и три марки за лимонад, – сказала старушка. – Звезда стоит пять марок, а зеркало одиннадцать, потому что на оборотной стороне рубины. Итого выходит двадцать марок семьдесят пять пенни.
Никто не проронил ни слова. Фрёкен Снорк со вздохом положила зеркальце на прилавок; Муми-тролль начал развязывать ленту медали.
Снорк усиленно соображал, дороже или дешевле стала тетрадь после того, как он исписал её, а Снифф глядел на залитый лимонадом коврик.

Старушка посмотрела на них поверх очков и кашлянула.
– Так вот, малыши, – сказала она. – Ещё у нас есть старые штаны, которые Снусмумрик отказался взять. Они стоят ровно двадцать марок. Одно покрывается другим, так что, в сущности, вы мне ничего не должны.
– А разве так правильно? – с сомнением спросил Муми-тролль.
– Ещё бы не правильно, маленький мой Муми-тролль, – сказала старушка. – Ведь я же удерживаю с вас штаны!
Снорк попробовал проверить расчёт в уме, но ничего у него не вышло. Тогда он записал в тетрадке вот так:

Тетрадь ………………………… 1,75
Лимонад (выплюнутый)………… 3
Медаль …………………………… 5
Зеркало (с рубинами) ………… 11
Итого: ………………………… 20,75
–––
Брюки …………………………… 20
20=20
В остатке 75 пенни
– И правда, сходится, – удивился он.
– А семьдесят пять пенни? – завопил Снифф. Разве нам не причитается семьдесят пять пенни!
– Не мелочись, – сказал Снусмумрик. Будем считать, что мы квиты.
Они вежливо поклонились, а фрёкен Снорк сделала книксен. У двери она что-то вспомнила и спросила:
– А далеко отсюда до танцплощадки?
– Нет, только чуточку пройти вперёд, – ответила старушка. – Если ночь лунная, там дают добавочное время.
Они уже прошли немного по дорожке, как вдруг Муми-тролль остановился.
– Комета! – сказал он. – Надо бы предупредить старушку. Вдруг она захочет пойти с нами и спрятаться в гроте. Снифф, добеги до неё, спроси.
Снифф побежал назад, а они уселись у обочины ждать.
– Ты танцуешь мамбо? – спросила фрёкен Снорк.
– С грехом пополам, – ответил Муми-тролль. – Больше всего я люблю вальс.
– Вряд ли мы поспеем к сроку в долину с этой вашей танцплощадкой, – завёл своё Снорк. – Взгляните на небо.
Они взглянули.
– Да, теперь её видно и днём, – сказал Снусмумрик. – Ещё только вчера она была с муравьиное яичко, а сегодня уже с теннисный мяч.
– Но уж танго-то ты должен уметь, – продолжала фрёкен Снорк. – Маленький шажок в сторону и два больших назад.
– Это можно попробовать, – отвечал Муми-тролль.
– Сестрёнка, – сказал Снорк, – почему у тебя одни глупости на уме? Неужели нельзя держаться ближе к делу?
– Танцы – не глупости! – запальчиво возразила сестра. – Мы начали говорить о танцах, а ты вдруг вылезаешь с кометами. А я и дальше хочу говорить о танцах!
И оба начали потихоньку менять окраску. Но как раз в эту минуту прибежал Снифф.
– Она не хочет, – сказал он. – Она спрячется а погребе, если комета прилетит, Но она очень благодарила и дала нам на дорогу карамелек.
– А ты случайно не выклянчил их? – угрожающе спросил Муми-тролль.
– Вот ещё! – возмущённо воскликнул Снифф. – Она сказала, что нас надо чем-то вознаградить, раз она задолжала нам семьдесят пять пенни! И она совершенно права!
Они двинулись дальше по весёлой дорожке. Солнце в небе катилось за мутной серой завесой, потом коснулось верхушек деревьев и опустилось за горизонт.
Взошла луна, какая-то очень уж бледно-зелёная и тусклая. А комета засверкала ещё ярче. Она выросла до размеров полной луны и озаряла лес своим неправдоподобно красным светом. На небольшой лужайке они нашли танцплощадку. Она была убрана венками из светлячков, а на лесной опушке стоял гигантский кузнечик и настраивал скрипку.
– Страх подумать, что приходится играть, – сказал он.
– Для кого же вы играете? – удивилась фрёкен Снорк и огляделась вокруг.
– Для простого народа! – фыркнул кузнечик. – Все настаивают, чтобы я давал модерн!
Только тут они заметили, что поляна полна народу. Сюда сбежались все водяные, которые отважились выйти из пересохших лесных озёр и болот, и всякая ползучая лесная мелюзга, а под берёзами кучками сидели и сплетничали древесные духи.
Фрёкен Снорк достала зеркальце и посмотрела, хорошо ли сидит цветок за ухом, а Муми-тролль поправил свою медаль.
– Как по-вашему, могу я сыграть им на своей губной гармошке? – шёпотом спросил Снусмумрик у Снорка. – Кузнечик, случаем, не обидится?
– Играйте вместе, – ответил тот. – Разучи с ним песенку «Эй, зверятки, завяжите бантиком хвосты».
– А ведь хорошо должно получиться, – благодарно сказал Снусмумрик и повёл кузнечика за куст (не ядовитый) разучивать новую песенку.
Через некоторое время из-за куста полились тихие мелодии – одна, другая, третья. Потом мелодии перешли в лихие трели.
Ползучая мелюзга, древесные духи и водяные перестали болтать, подошли и прислушались.
– Вот это модерн! – оживились они. – Под это уже можно танцевать!
– Мама, – сказала одна лесная крошка-малявка, показывая на звезду Муми-тролля. – А вон генерал!
Все собрались вокруг Муми-тролля и с удивлением разглядывали его.
– Какой мягенький у тебя пушок! – говорили жители леса фрёкен Снорк.
Древесные духи по очереди смотрелись в зеркальце с розой из рубинов, а водяные ставили мокрые крестики вместо подписи в тетрадке Снорка.
Но вот из-за куста грянуло: «Эй, зверятки, завяжите бантиком хвосты» (полный текст), и вперёд выступили Снусмумрик с кузнечиком, что есть силы наяривая на своих инструментах.
Каждый бросился искать себе пару, и на лужайке поднялась невообразимая толкотня. Но вот пары составились, и вся площадка закружилась в танце.
Фрёкен Снорк и Муми-тролль начали отплясывать мамбо, и после третьего круга дело у них пошло на лад, Снорк отхватил себе русалочку с водорослями в волосах, которая всё время сбивалась с такта, а Снифф кружился с самой маленькой из малявок, которая была от него в безумном восторге.
Мошкара плясала особняком, и со всего леса к площадке бегом, ползком и вскачь устремлялись толпы зевак.
Никто не думал о пылающей комете, которая одиноко летела в чёрной ночной пустоте.
Около полуночи прикатили большущую бочку мёда, и каждому дали маленькую берестяную чарку. Светлячки собрались в шар посреди лужайки, и все расселись вокруг и принялись угощаться бутербродами с луком, анчоусами и мармеладом.
– А теперь давайте рассказывать истории, – сказал Снифф. – Ты знаешь какие-нибудь истории, крошка-малявка?
– Не-е-ет… – смущаясь, протянула малявка. – Разве вот одну…
– Ну так начинай! – потребовал Снифф.
– Жила-была лесная крыса, звали её Пимп, – залепетала малявка, застенчиво глядя на слушателей сквозь растопыренные пальцы. – Она очень, очень боялась грома…
– Ну, а дальше? – подбодрял Снифф.
– Вот и вся история, – сказала крошка-малявка и уползла от смущения в мох.
Все так и покатились со смеху, а водяные заколотили хвостами в барабан.
– Сыграй что-нибудь, чтобы можно было подсвистывать, – попросил Муми-тролль Снусмумрика.
– «Трали-вали»? – спросил Снусмумрик.
– Ну её, она такая грустная, – возразила фрёкен Снорк.
– Ничего, сойдёт, – сказал Муми-тролль. – Это замечательная песенка со свистом.
Снусмумрик заиграл, и все хором подхватили припев:
Мы кутили, мы гуляли,
Мы плясали, трали-вали!
Скоро пять.
Одиноко по дорожке
Мы бредём, устали ножки
Дом искать.
Фрёкен Снорк положила голову на плечо Муми-троллю и немножко всплакнула.
– Ведь это про нас поётся, – всхлипывала она. – Ведь это у нас такие маленькие усталые ножки, и ещё неизвестно, доберёмся ли мы до дому!
– Доберёмся, – уверенно отвечал Муми-тролль. – Не плачь! Мы придём домой, и мама даст нам обедать и скажет: «Подумать только, вы вернулись живы-здоровы!» А мы скажем: «Ты не можешь себе представить, что нам довелось пережить!»
– А у меня будет ножной браслет из жемчужин, – прошептала фрёкен Снорк и вытерла слёзы. – А одну жемчужину мы оставим тебе на булавку для галстука.
– Ладно, – сказал Муми-тролль. – Хотя я так редко ношу галстук!
А Снусмумрик играл песни, одну за другой, и теперь это были сумеречные колыбельные песни и прощальные, и один за другим мелкие лесные жители и водяные потянулись обратно в лес.
Древесные духи спрятались в своих жилищах, а фрёкен Снорк уснула с зеркальцем в лапах.
Наконец песни смолкли, и на лужайке стало тихо. Светлячки погасли, начало медленно-медленно светать.

Категория: Туве Янссон | Просмотров: 811 | | Теги: сказки Туве Янссона | Рейтинг: 5.0/1